Внимание!

Информационный ресурс kontrafakt.kz (проект Report Kontrafakt) создан в целях защиты интересов общества от нежелательных последствий использования контрафактной продукции. Высокая степень осведомлённости общественности и активная гражданская позиция нетерпимости к контрафактной продукции способствует значительному снижению рисков для здоровья каждого человека и общества в целом. kontrafakt.kz (проект Report Kontrafakt) не проводит собственные расследования с целью проверки достоверности предоставленной информации.

Дмитрий БратусьДмитрий Братусь

Кандидат юридических наук, более 20 лет юридической практики, член Правления ООБ «Палата профессиональных юридических консультантов».

da_bratus@mail.ru

 

 

  1. Юридическая природа гудвилл

Казахстанское законодательство закрепляет за частными лицами, государственными организациями и должностными лицами широкий круг личных неимущественных благ и прав на эти блага. Гражданским законодательством в том числе охраняются (п. 1 ст. 2, ст. 8, ст. 9, пп. 3 п. 2 ст. 11, ст. 15, п. 3 ст. 115, ст. 141 – ст. 143, ст. 917, ст. 951 – ст. 952 ГК и т.д.):

  • честь;
  • достоинство;
  • доброе имя;
  • деловая репутация.

Эти личные неимущественные блага характеризуют прежде всего индивидуальный (моральный, нравственный, профессиональный) облик физического лица и обычно страдают в результате неимущественных правонарушений (посягательств).

В случае распространения недостоверной информации, порочащей организацию, у нее страдает только деловая репутация, не честь и не достоинство. Согласно ныне действующему законодательству (ч. 2 п. 6 ст. 143, ст. 951 – ст. 952 ГК) и новейшей судебной практике (п. 1 Нормативного постановления Верховного Суда РК от 27.11.2015 г. № 7 «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда») юридическое лицо по определению не обладает честью и достоинством.

В судах РК несколько лет рассматривался спор о взыскании компенсации за использование объектов авторских и смежных прав. Особенность ситуации в том, что права "заведены" в Казахстан из России. Договор об "уступке" прав подчинен российскому применимому праву. Казахстанская компания, получившая права, заключила договор об управлении исключительными правами на коллективной основе. Организация по коллективному управлению заявила иск местному пользователю от своего имени. При движении дела по "второму кругу" в суде апелляционной инстанции возник вопрос о природе договора, заключенного по российскому праву - лицензионный или агентский. Апелляционная инстанция поддержала отказ в иске, отказала в удовлетворении апелляционных жалоб истца и третьего лица.